Сайт магаданских радиолюбителей
Экспедиции
Инфо | Экспедиции | КВ и УКВ | Космос | О нас | Наш край | Коллекция | Контакты | Форум

Первая советско - американская радиолюбительская экспедиция

USØSU

IOTA AS-038 о. Айон 1989 год

Участники:
AB6Q, AA4VK, KC4EBX, W4MQB, W4MKB,
UZ3AU,
UA0IA, UA0ICC, UA0IDX,
UA0KB, UA0KJ, UA0KK, UA0KO, UA0KAT, UA0KZ, UA0KBO, UA0KCL, UA0KCW.

По «Челюскинским» местам

Г. Шульгин UZ3AU

Оригинал статьи опубликован на сайте www.hamland.net

http://www.hamland.net/story/article/57.html

13 февраля 1934 года пароход «Челюскин», находясь в Восточно-Сибирском море, получил пробоину... Последняя радиограмма с борта корабля, переданная радистом Э. Т. Кренкелем, звучала так:
«Шесть часов московского, 13 февраля. Уэлен. Хворостанскому. «Челюскин» медленно погружается. Машины, кочегарка залиты. Прибывает вода в первом, втором трюмах. Выгрузка идет успешно. Двухмесячный паек продовольствия выгружен, стараемся успеть еще. По окончании приема вышлите копии всех моих телеграмм в Москву, в Совнарком Куйбышеву и в Главсевморпутъ Иоффе.
ШМИДТ»

Челюскинцы, среди них женщины и дети, высадились на лед. Арктический февраль. Ледяные ветры, морозы — минус 50 °С, и — единственная, тонюсенькая паутинка, связывающая с помощью крошечного передатчика на двух лампах (УБ-107 выходной мощностью менее 1ватта) «ледовый лагерь Шмидта» с полярной станцией на о. Уэлен. Отважные радисты Эрнст Кренкель на льдине и Людмила Шредер на «полярке» понимали, что от них во многом зависит жизнь «челюскинцев», их спасение и делали все возможное, чтобы связь не прерывалась...

Мужество и стойкость челюскинцев поразили мир. «Можно завидовать стране, имеющей таких героев, и можно завидовать героям, имеющим такую Родину!» — так сказал один из датских моряков.

В дни спасения челюскинцев (кстати, в спасательных работах участвовали американские авиамеханики Лавери и Армстид, награжденные Советским правительством орденами Ленина) советский народ предстал перед всем миром в ореоле силы, сплоченности и мужества. Это не могло не отразиться на атмосфере дальнейших отношений стран капиталистического лагеря с Советским Союзом.

И знаменательно, что возобновление дружеских контактов, которое наблюдается сейчас между странами по обе стороны Берингова пролива, имеет свою предысторию 55-летней давности...

* * *

Идея проведения совместной советско-американской радиоэкспедиции по «челюскинским» местам родилась около года назад. Чукотский коротковолновик Валерий Шиневский (UA0KK обратился с письмом к американским радиолюбителям с предложением организовать совместную радиоэкспедицию на остров Айон, расположенный на 70° с. ш. в Восточно-Сибирском море. Желающие откликнулись тотчас. Среди них Терри. Дабсон (W6MKB) -известный DX-мен и путешественник Тони Лоуэб (AB6Q), свободно владеющий русским языком, Рон Оуэтес (AA4VK) — обладатель наклейки к диплому DXCC за работу с 310 странами, Уоллес Кофмен (КС4ЕВХ)-писатель-публицист .... и Джон Риттер (W4MQB) — один из ветеранов радиолюбительства в штате Флорида, яхтсмен и мотоциклист.

Американцы планировали привезти собственную аппаратуру, считая, что промышленные трансиверы намного лучше самодельных. Фирма «MOSLEY» подарила экспедиции два трехэлементных, трехдиапазонных YAGI и «штырь» на 40 и 80 метров. Много времени отняло оформление разрешений на ввоз и вывоз аппаратуры, а также на право работы иностранных радиолюбителей с территории, расположенной в пограничной зоне.

Финансировали экспедицию газета «Московские новости» и комитет комсомола первого Магаданского объединенного авиаотряда.

И вот спустя год встречаем в Москве американскую группу. Перед этим десятки раз выходили с ними на траффики, обсуждали все мелочи, условия, в которых придется работать. Наконец знакомимся лично. Американцы, за исключением Тони (AB6Q), впервые в нашей стране, поэтому все вызывает интерес и их фотокамеры не бездействуют.

...Самолет из Москвы в Певек летит около семи часов. Чукотское гостеприимство удивительно! Вот уж действительно, чем суровее климат, тем добрее народ. Бесконечные улыбки, объятия, внимание и радушие даже немного смущают гостей. Их встречают по русскому обычаю «хлебом-солью».

Участников радиоэкспедиции тепло приветствует председатель Чаунского райкома ДОСААФ Александр Николаевич Лихачев. Нужно сказать, что вся тяжесть нагрузки по обеспечению экспедиции в основном легла на плечи этого неутомимого человека. Создавалось впечатление, что он одновременно находился и на базовой станции в поселке Апапельгино, и в Певеке, и на острове Айон. Как он жаловался мне потом, такое «скоростное перемещение» привело к «просечке» в талоне предупреждений, сделанной единственным в Певеке «гаишником». Хочется сказать огромное спасибо Александру Николаевичу! То, что экспедиция удалась, во многом и его заслуга.

Чукотская зима в самом разгаре, мороз под пятьдесят, дует пронизывающий ветер — «южак», всюду многометровые сугробы, поневоле забываешь, что по календарю заканчивается первый месяц весны. Гостей экипируют в меховые куртки, унты и шапки из собачьего меха, но и в такой одежде мороз успевает «прихватить» то нос, то щеки. На коротком совещании Валерий Шиневский (UA0KK) излагает программу и цели совместной советско-американской радиоэкспедиции, посвященной 55-летию окончания героической «челюскинской эпопеи».

Для работы в эфире выделено две позиции. Одна, на острове Айон, будет работать позывным US0SU; другая, из поселка Апапельгино, — US0SU/1. Обе станции дадут возможность коротковолновикам сработать с новым префиксом и получить максимальное количество очков для диплома «RAEM». Участники экспедиции разделяются на группы, часть из них остается в Апапельгино, остальные улетают на остров. Через неделю — замена. Таким образом, по замыслу организаторов, каждый из операторов сможет поработать и в «полевых» условиях, и в стационарных.

...Середина короткого зимнего полярного дня. Ослепительно сверкает девственно чистый снег, осыпавший бескрайнюю тундру, освещенную полуденным солнцем. Вертолет МИ-8, загруженный «под завязку» оборудованием, едва отрывается от площадки. Около часа летим над торосистым льдом. Наконец, всеобщее ликование — вертолет, постепенно снижаясь, подлетает к чукотскому поселку на острове Айон. С высоты полета полтора-два десятка полузанесенных снегом домишек кажутся игрушечными. А вот вдалеке от поселка, у ажурной буровой вышки, голубеет крошечный кубик - - это балок, установленный на тракторные сани, из которого нам предстоит работать.

Медленно оседая желтым «брюхом» в глубокий снег, вертолет садится на границе поселка. Еще не остановился двигатель машины, а к нам уже бегут люди. Это и местные жители в национальных меховых одеждах и наши ребята, прибывшие сюда накануне для подготовки рабочей позиции.

Спешно разгружаем вертолет и перевозим наше оборудование в дом, отведенный под гостиницу на время нашего пребывания на острове. «Запряженный» в несколько оленьих нарт, собранных без единого гвоздя и винтика (идеальная модель для изучения сопромата!), снегоход «Буран» легко преодолевает снеговые заносы. Весь груз переправляем за минуты.

Знакомимся с представителями местных властей и жителями поселка. Наша группа вызывает большое любопытство. Еще бы — гости из-за океана впервые на этом острове, такого еще не бывало. В красном уголке поселкового совета рассказываем собравшимся о предстоящей работе. Нас слушают с интересом и вопросов задают много, особенно американцам...

Разместившись в гостинице, отправляемся на позицию. Ледяной ветер пронизывает до костей. Передвигаемся с трудом. Теплые брюки, унты и пуховка сковывают движение. Ярким голубым пятном выделяется среди ослепительно белого снега балок. Уже установлены и зафиксированы на оттяжках мачты. Забить колья в вечную мерзлоту невозможно, поэтому оттяжки закреплены за металлические бочки, вмороженные в лед. Поднимаем на флагштоке флаг экспедиции, мастерски выполненный Юрием Лобачевым (UA0KCL). Внутри балка тепло и уютно, по всей его длине — удобный стол, рассчитанный на три рабочих места. Отопление электрические обогреватели, есть и маленькая кухонька.

На следующий день собираем подаренные экспедиции фирмой «МOSLEY» антенны. Концы трубок маркированы, работа идет споро. Одну из антенн, вращающуюся, устанавливаем на 12-метровой мачте, а другую почти в сумерках водружаем на 35-метровой заброшенной буровой вышке и фиксируем в направлении США. На низкочастотные диапазоны используем «штырь» и «слопперы».

Наконец антенные проблемы сняты. Включаем аппаратуру. Что такое? KENWOOD не работает. После длительного пребывания на морозе отказали межблочные разъемы, которых в трансивере множество. Полчаса Терри «оперировал» кисточкой, промывая поверхности контактов, прежде чем удалось запустить трансивер. Но и после всего в телефонах только шипение. Лишь изредка по всем диапазонам пройдет помеха от радиолокатора полярной станции. «Аврора! резюмирует Виктор Соловьев (UA0IDX).— Теперь в течение суток не жди прохождения!». Жаль, что у нас нет УКВ аппаратуры, можно было бы попытаться провести QSO с Аляской и Канадой.

Возвращаемся в поселок. Утром, плотно позавтракав, опять бредем по занесенной за ночь тропинке к балку. Ветер задувает столь свирепо, что приходится плотно закутываться шарфом, оставляя узкую щель для глаз. «Каково же,— думается,— было челюскинцам два месяца прожить на льдине в невыносимых условиях и не потерять ни одного человека? Поистине, неиссякаемы человеческие возможности!»

Прохождения по-прежнему нет. Начинаем тревожиться: а вдруг такое продлится до конца экспедиции? Пытаемся развернуть второе рабочее место. Устанавливаем TS-440 и усилитель HENRY 2K. Увы! Трансиверы, несмотря на разнесенные антенны, настолько мешают друг другу из-за одинакового значения промежуточных частот, что совместной работы не получается. Выходим из положения, подключив вместо KENWOOD — КРС-78!

Через сутки, как будто специально перед началом работы, открылось прохождение на Европу. Но влияние «авроры» еще чувствуется — почти все станции идут со специфическим хрипом и эхом. В 00.00 GMT 3 апреля зачитываю в эфир обращение участников экспедиции к людям доброй воли планеты Земля и провожу первую связь с Владимиром Сынковым (UA1ZO) из Мурманска. А дальше началось такое, от чего замирает сердце каждого коротковолновика. За полчаса провел сотню связей! Замечаю умоляющий взгляд Валерия (UA0KK). Тут же уступаю ему место. Темп проведения связей не убывает, прохождение улучшается...

Теперь за трансивер сел Тони Лоуэб. Зачитав наше обращение на английском языке, тут же заполняет аппаратный журнал десятками американских позывных. Проходит несколько часов, но оживление на нашей частоте не стихает. Изредка начинают нас звать телеграфом, но мы пока работаем только SSB.

По утрам заступаем на вахту вместе с Роном (AA4VK) и Юрием (UA0KCL). Рон держит около двух часов хороший «pile up» на США, попутно делая рекламу «MOSLEY» и «TEN-TEC», по-видимому, это входит в программу американской группы. Потом мы с Юрой переходим на CW.

US0SU очень популярен телеграфом, каждая связь — очки для «RAEM»!

Иногда слышим наших коллег US0SU/1 из Апапельгино — они тоже работают на высокой скорости. Сменившие нас Виктор Соловьев (UA0IDX) и Виктор Маланин (UA0ICC), воспользовавшись открывшимся прохождением на 10- и 15-метровых диапазонах, проводят связи с массой японских станций.

Вот так мы и работали почти десять дней! Временами прохождение исчезало буквально на полуфразе и в телефонах вместо сигналов станций слышались только шумы приемника. С непривычки поначалу сразу же начинаешь лихорадочно переключать диапазоны, крутить все ручки, но потом к таким «шуткам» полярного прохождения постепенно привыкаешь. Теперь понимаю, почему среди самых дальних северо-восточных советских коротковолновиков-спортсменов, несмотря на высочайший класс их работы (сам в этом убедился!), редко встретишь мастера спорта СССР. Причина — все те же «огрехи» в Положении о соревнованиях и «капризы» прохождения. И опять задумываюсь: «Как же повезло Теодорычу! Не «придавила «аврора» его маломощный передатчик, не оборвалась ниточка связи между людьми на льдине и на материке!»

Отсутствие прохождения не испортило нам праздник. За десять дней, проведенных вместе на острове, с удовлетворением замечаю, что не чувствую разницы между нашей группой и американской, настолько мы похожи нашими заботами, увлечениями. Правда, гости предпочитают работать телефоном, а мы — телеграфом.

Вот и заканчивается наша экспедиция. Пора подводить итоги. Провели свыше 13 тысяч связей со 124 странами по списку DXCC. QSL-менеджерам JG1OUT и UA0KK предстоит немало работы. В очередной раз убедились, что самодельная радиоаппаратура уступает фирменной только по сервисным возможностям, дизайну, габаритам и весу, а вот по электрическим параметрам даже кое в чем и превосходит.

Что же касается основной задачи радиоэкспедиции — проложить мост дружбы между нашими странами, то она вполне удалась. Мы, конечно, не учились дипломатии, но американцы, побывавшие до того во многих странах, единодушно утверждали, что они поражены доброжелательностью советских людей. Мир, конечно же, станет крепче, если его будут крепить не только правительства, но и простые люди. И заслуга коротковолновиков в этом немалая. Как сказал на прощание Терри Дабсон: «Если в Кремле и Белом Доме будут стоять любительские антенны, будет и мир на планете!»

Как хочется в это верить!

Г. Шульгин UZ3AU
Певек — о. Айон — Москва

Оригинал статьи опубликован на сайте www.hamland.net

http://www.hamland.net/story/article/57.html

RØI - http://magadan.qrz.ru